Котировки

"Мене зіштовхували із Зеленським лобами". Біглий СБУшник Нескоромний і його кум Расюк про "замах на праву руку Баканова"

Сацюк Андрій
Общество
11 Oct 05:30   

2021 год начался для Службы безопасности Украины одной из самых громких операций года. В январе * Сотрудники правоохранительных органов заявили, что разоблачили подготовку нападения на начальника Управления внутренней безопасности СБУ Андрея Наумова. Он является высокопоставленным чиновником, близким к главе Службы Ивану Баканову. На данный момент уже ** уволен.*

  • По подозрению в совершении преступления * * задержан ** 53-летний сотрудник департамента Юрий Расюк - консультант в Антитеррористическом центре СБУ. По версии следствия, Расюк был организатором: он разработал план, нашел исполнителя, должен был предоставить орудие преступления. *

Заказчиком СБУ назвала ** другого своего высокопоставленного сотрудника - полковника Дмитрия Нескоромного. Ранее он занимал должность первого заместителя Баканова.

  • Источники UP* * рассказали, что именно Нескоромный в сентябре 2019 года привез Владимиру Зеленскому так называемые ** "фильмы Ермака". На этих записях брат нынешнего главы Офиса президента проводил неофициальные "собеседования" на государственные должности. *

  • В марте 2020 года Нескоромный был уволен с высокой должности, но оставлен в распоряжении СБУ. До этого в сети даже появилось объявление о пресс-конференции, на которой мужчина якобы собирался разоблачить руководство Службы безопасности в коррупции. *

  • Через два месяца после своего увольнения, по данным следствия, он начал готовить нападение на "правую руку" главы СБУ Андрея Наумова. План был "передан" правоохранителям исполнителем, переговоры с которым вел Юрий Расюк.*

После задержания организатора Нескромный* сам "залег на дно".* * Он скрылся от следствия и до сих пор скрывается.*

  • Расюк тем временем заключил сделку со следствием: признал вину и дал показания заказчику. В июле 2021 года суд одобрил сделку, признал Расюка виновным, но, несмотря на тяжесть преступления, освободил его только на 3 года условно.*

Впоследствии мужчина обратился в Государственное бюро расследований и написал заявление о пытках, утверждая, что его заставили давать показания.

Все это время и Нескоромный, и Расюк никогда не общались с журналистами лично. В июне они впервые связались с UP от имени экс-депутата Баканова. Затем инициатива на некоторое время затихла. Но в конце сентября, после того как Расюк вышел из-под стражи и сообщил о пытках, контакт был восстановлен.

  • "Украинская правда" поговорила с обоими фигурантами дела. С Расюком - при личной встрече. С помощью нескоростной видеосвязи. Оба утверждают, что это первые интервью в их жизни. Оба фактически дали показания, которых, возможно, сейчас даже нет в материалах дела.*

 

Фото: Эльдар Сарахман

"Канал telegram был создан, чтобы столкнуть меня лбами с президентом". Что происходит с Нескоромным и Расюком через 9 месяцев после операции СБУ

 

Юрий Расюк

  • Юрий Иванович, давайте начнем с более общего вопроса. Вы уже были осуждены за подготовку нападения и заключили сделку со следствием, то есть признали свою вину. Благодаря этому мы с тобой можем вот так сидеть и болтать.

  • Да, я никак не мог оттуда выбраться.

  • Но в то же время позже вы заявили о пытках и сейчас даете интервью. Мы обсудим детали позже. Можете ли вы начать с того, что скажете в целом: события, которые вы признали на суде и на следствии, вы сейчас подтверждаете? Или как вы объясните это сейчас: были ли эти события чем-то другим, или они вообще не происходили?

  • Определенно все было по-другому. Если вы видели мои фотографии, я везде улыбаюсь, даже почти смеюсь, и говорю - послушайте, это провокация, что вы делаете? Изначально я сразу сказал: ребята, это провокация, и я буду бороться.

Понятно, что когда я уже попал, скажем, туда, куда попал, и что я там пережил, я понял, что должен выбраться оттуда живым хотя бы, целым, частично. Поэтому я сказал, позвольте мне подписать что угодно, просто выпустите меня отсюда.

  • Чья это была провокация?

  • Провокация со стороны Службы.

 

Дмитрий Нескоромный

  • Дмитрий, расскажите нам, что вы можете о том, где вы сейчас находитесь и чем занимаетесь? Вы покинули Украину?

  • Я никогда не покидал Украину. Я нахожусь на территории Украины. Ну, и что я делаю? Я читаю молитвы, смотрю новости и пытаюсь выжить в этой ситуации. Ну, я пытаюсь защитить себя.

  • Все это время вы прятались и защищались с чьей-то помощью или самостоятельно?

  • Только самостоятельно. Конечно, мои друзья помогли.

  • Я имею в виду помощь на высоком уровне. Помогали ли вам какие-либо бывшие или нынешние политики?

  • Нет. Я никогда не был членом каких-либо политических партий, я никогда ни с кем не заключал никаких политических соглашений. Я совершенно ясно понимал, где я служу и что делаю.

Все, кто мне помогает, - исключительно непредвзятые, независимые люди, они вообще не имеют никакого отношения к политике или спецслужбам.

  • Якобы был ваш канал в telegram, где публиковались материалы дела, а ваше интервью публиковалось в СМИ. К чему из этого вы имели отношение?

  • Я не имею ни к чему отношения. Я не давал никаких интервью. Вы первый человек, у которого я вообще брал интервью в своей жизни, за 43 года.

  • А телеграм-канал не ваш?

  • Телеграмм-канал не мой.

  • А как там появилось ваше видеообращение?

  • Это такая очень специфическая история, очень сложная. Когда все это началось, когда меня преследовали, к сожалению, нечестные люди воспользовались этой ситуацией. Я не могу сейчас определить все точки на расстоянии. Я думаю, что когда все закончится, я смогу ответить на ваш вопрос как можно подробнее.

Одно я могу сказать абсолютно точно. Что видео было записано для моих адвокатов, а не для аудитории, которой оно было представлено. Я не понимал, что со мной должно было случиться. Погоня продолжалась, она длилась несколько секунд. И для того, чтобы хоть немного подать признаки жизни, что я жив и здоров, было решено записать это видео, и я передал его.

Как оно туда попало, а потом, когда попало на телеграм-канал.

  • Ты знаешь, как это произошло?

  • Нет, я не знаю.

  • У вас сейчас те же адвокаты?

  • Нет, не те же самые. Все уже сильно изменилось, за 9 месяцев многое изменилось несколько раз.

  • Когда вы якобы давали интервью, у вас был адвокат Александр Назаренко. Он сейчас работает с вами?

  • Да, теперь у меня есть этот адвокат.

  • Журналистка Оксана Коваленко, которая брала интервью, связалась с этим адвокатом. И по ее словам, адвокат подтвердил ей, что именно вы отвечаете на ее вопрос.

  • Я не готов сказать. Я это выясню. Я вообще не говорил с ним об этом.

  • Но это не вы отвечали на вопросы журналиста?

  • Я не ответил на эти вопросы.

  • Кто руководил каналом telegram, который вы установили для себя?

  • Нет.

  • Есть ли какие-то предположения?

  • Послушай, ты должен понять. Люди, которые меня преследуют, они не заинтересованы в моем общении с высокопоставленными руководителями нашей страны. И я думаю, что этот телеграмм-канал был создан специально для того, чтобы столкнуть меня с Президентом Украины.

  • Вы тоже не планировали пресс-конференцию, о которой было объявлено?

  • Нет. Хорошо, если я еще не покинул территорию Украины. Как я мог дать пресс-конференцию в Брюсселе?

Сверху: В феврале 2021 года в telegram было опубликовано видео , в котором Нескоромный зачитал текст с листа. Он рассказал об отмене пресс-конференции в Брюсселе, планирование которой он сейчас отрицает, о переговорах с "европейскими правоохранителями", а также о своей готовности предоставить европейцам и украинскому обществу информацию о коррупции в СБУ.

  • В марте Бабель опубликовал интервью, которое Нескоромный якобы дал в письменном виде по почте. Его личность журналистам подтвердил адвокат Александр Назаренко.*
  • В процессе подготовки этого материала "Украинская правда" связалась с Назаренко. Он подтвердил версию журналистов: "У нас не было прямого общения с клиентом. Была связь через посредника. И они подтвердили мне через посредника (связь Несрочного с почтой, на которую писали журналисты)."*
  • Вскоре после этого с UP связались от имени Нескоромного и заявили, что "произошло недоразумение" и адвокат "не понял вопроса". Сам Назаренко больше не связывался с UP.*

"Я назвал Баканова лжецом в офисе президента". Как возник конфликт Нескромного с властями и при чем тут Расюк

 

Юрий Расюк

  • Как долго и чем вы занимаетесь в службе безопасности?

  • Я работаю в Службе безопасности с 1989 года. Он начал свою службу в экономическом направлении, оттуда перешел в спецподразделение "АЛЬФА", которому на тот момент отдал более 10 лет. Затем он получил травму и уехал на оперативную работу. Я служил во внутренней безопасности, курировал "АЛЬФУ", а оттуда перешел в главк.

В 2012 году я вообще уволился, потому что на службе происходило что-то непонятное. Ну а в 2014 году, после всех этих событий, мне перезвонили и сказали: "Мы собираем патриотов и людей, готовых сделать что-то новое для Родины. Вы готовы?". Я говорю: "Если это ради Родины, я готов". Итак, в 2014 году меня вернули обратно на службу. Крайним местом службы был Антитеррористический штаб.

У меня никогда не было никаких руководящих должностей, должностей "рулевого", которые связаны с какими-то потоками. Я был экспертом-консультантом и советником почти все время.

  • Как вы познакомились с Дмитрием Нескоромным?

  • Мы встретились с Нескоромным в "АЛЬФЕ". Он перевелся из Луганска в 98-м или 99-м. И он пришел в мой отдел. Мы довольно хорошо узнали друг друга в 2002 году, когда родился мой третий, младший сын, он стал его крестным отцом.

  • Изменились ли ваши рабочие отношения за последние годы? Вы пересекались на работе?

  • Нет, я пошел в антитеррористический штаб, и он продолжал находиться там на руководящих должностях. Все даже, кстати, удивились и все равно, все подумали - вот, крестного отца назначили. Я вообще никогда об этом не просил.

Я не пользовался преимуществами того, что близкий друг, крестный отец, стал лидером. Он был заместителем председателя, я работал в Антитеррористическом центре. Я планировал вообще уволиться, потому что, в принципе, нашел работу, потому что не видел для себя дальнейшего развития. Мне уже 55 лет - где-то уже есть.

 

  • По состоянию на начало 2020 года, что вы знали о Наумове и как вы относились к нему в целом? И как вы пересеклись с ним на работе?

  • В общем, я никогда не видел этого человека живым в моих глазах. Я никогда с ним не общался, никакого пересечения вообще не было.

 

Дмитрий Нескоромный

  • Дмитрий, пожалуйста, расскажите нам вкратце о вашей работе в СБУ и о том, чем вы занимались.

  • Я работаю в органах более 25 лет. Он служил в различных подразделениях, в основном в специальных, и начал свою службу в АЛЬФЕ. Я прошел все операционные уровни, несколько раз проходил некоторые должности. Он служил как во внутренней безопасности, в политическом департаменте, так и в отделе по борьбе с коррупцией и организованной преступностью.

У меня есть наградное оружие, которое Валентин Александрович Наливайченко подарил мне в 2015 или 2016 году для спецоперации. Мы задержали крупных высокопоставленных чиновников, двух чиновников за получение незаконных выгод, то есть взяток.

Одним из них был высокопоставленный чиновник Госпогранслужбы Лантвоит, он был осужден, отбывает срок. И параллельно с этим, в то же время, у нас было задержание заместителя министра по чрезвычайным ситуациям, его фамилия была Недобитков. По-моему, он сейчас в розыске, а может быть, и задержан.

Сверху: Генерал-лейтенант Государственной пограничной службы Олег Лантвоит был * * приговорен * в 2015 году к 10 годам лишения свободы за взятку в размере 350 тысяч гривен. Однако два года спустя Апелляционный суд* * отменил* * приговор, освободил Лантвойта и закрыл дело из-за недостаточности доказательств.*

  • Дело заместителя главы Государственной службы по чрезвычайным ситуациям Александра Недобиткова было направлено в суд еще в 2014 году, но приговор по нему до сих пор не оглашен.*
  • На момент окончания 2019 года, каковы были ваши отношения с руководством СБУ - Иваном Бакановым - и руководством государства - Владимиром Зеленским, Андреем Богданом?

  • У меня не было никаких отношений. Я знал Богдана, потому что он был адвокатом, я встречался с ним пару раз. Это было до избирательной кампании, в юридическом кругу, мы были просто знакомыми. "Привет-пока, привет-пока". С Владимиром Александровичем* (Зеленский - ВВЕРХ)* Я тоже не знал. И тем более с Иваном Геннадьевичем.

  • Как люди получают такие высокие должности без знакомства?

  • В течение этого периода времени я уже был в положении, которое позволяло мне. Может быть, я и не смог бы стать заместителем председателя как можно быстрее, но в принципе все позволяло мне это сделать.

Как удерживаются такие должности? Это вопрос не ко мне, а к Владимиру Александровичу и Ивану Геннадьевичу* (Баканову - ВВЕРХ)*. Я не стремился к этой должности. И даже когда мне предложили стать заместителем Ивана Баканова, я сказал, что, может быть, есть какие-то более опытные, взрослые, авторитетные сотрудники. Но руководство страны посчитало, и меня назначили.

  • Наши источники сообщили, что именно вы якобы привезли Зеленскому осенью 2019 года так называемые "ленты еРмака", на которых брат нынешнего главы Администрации президента ведет переговоры о назначении различных людей на государственные должности.

  • Это ложь.

Как, например, стали писать, что я не был в зоне АТО, что я не был участником боевых действий, что у меня были какие-то непонятные взгляды. Это тоже ложь, честно говоря, мне неприятно это слышать.

Я был в зоне АТО, был в командировках. Единственное, я не зарегистрировал УБД, потому что чувствовал, что недостоин этого звания, потому что не сражался на передовой. Я выполнял определенные секретные задания, Василий Грицак* (бывший глава СБУ - УП)*, генерал Маликов и ряд высокопоставленных чиновников знают об этом. И Виктор Трепак знает, может подтвердить.

Конечно, многие моменты были мне непонятны, я луганчанин, я высказал много моментов. Как лидер, я имел право на свою точку зрения. Но предательство Родины, переход на сторону врага, или, как мне это приписывают, государственная измена за то, что я передал привет Путину. Я думаю, что нынешние лидеры, за то, сколько приветствий они послали, не являются чем-то вроде государственной измены, но их можно было бы осудить надолго.

  • Вы занимались прослушкой в кабинете главы Окружного административного суда Павла Вовки? Об этом шла речь в интервью, которое, как вы говорите, вы не давали. И об этом нам рассказал собеседник в самой OASK.

  • Нет, это неправда, это ложь. Один из конфликтов в кабинете президента произошел, когда Иван Геннадьевич начал размахивать моими разговорами с Вовкой в кабинете. Итак, получается, что я записал себя сам?

Я этого не записывал. Я знаю, кто все это сделал. Я в этом не замешан.

  • В феврале 2020 года, перед вашим увольнением, вы якобы объявили о пресс-конференции. Значит, это был ты?

  • Нет, это меня намеренно прижали ко лбу Зеленского. Потому что уже был конфликт с Бакановым. Я назвал Баканова лжецом в кабинете президента. Президент сказал мне: иди на работу, ни о чем не беспокойся. Он сказал Баканову: найдите общий языкс Дмитрием. Трофимов* (экс-заместитель руководителя Аппарата Президента - УП)* и Ермак присутствовали в этом кабинете, был назначен только Ермак.

Я думаю, что все это было специально сделано Иваном Геннадьевичем вместе с Андреем Наумовым для того, чтобы вызвать негативную реакцию президента на меня.

Президент позвонил мне лично по телефону, через своего секретаря, через Машу.

  • А в чем была причина конфликта с Бакановым?

  • Он был таким изначально. С самого начала, с самого первого дня назначения. С Иваном Геннадьевичем ничего не вышло. Я пришел на работу. Я думал о том, чтобы что-то изменить, принять какие-то решения, извлечь выгоду. И тут я столкнулся с некоторыми моментами, которые не свойственны мне как офицеру.

  • Можете ли вы привести пример?

  • Я начал наводить порядок в Главном следственном управлении, стал показывать объективную картину.

Какое количество случаев, необычных для Службы безопасности, по линии экономики. Много вопросов касалось финансовых вопросов, связанных с расследованиями терроризма, где прослеживались коррупционные составляющие. Я начал увольнять некоторых следователей с занимаемых должностей, потому что следователи совмещали свою деятельность с деятельностью адвокатов - это запрещено. Назначены внутренние расследования.

Иван Геннадьевич сначала, на определенном этапе, поддерживал, а потом стал конкретно выступать против.

  • Встреча в кабинете президента, о которой вы упомянули, была посвящена чему-то конкретному? Ты пришел с чем-то?

  • Да. Там было очень много всего. Это было не первое заседание, я уже был первым заместителем председателя.

На первом заседании была решена судьба начальника Главного следственного управления Тиводара. Я сказал Владимиру Александровичу: мне нет смысла находиться в этой должности с Иваном Геннадьевичем и начальником главного следственного управления, я не принесу вам никакой пользы, я не могу выполнять ваши задачи. В результате этой встречи Президент отстранил Тиводара от должности. И до сих пор нет главы ГСУ.

Есть действующий Швец, который не имеет никакого отношения к Службе безопасности Украины. Я тоже поднял этот вопрос и сказал, что его нельзя назначить, это бывший объект нашего развития, объект, который попал в поле зрения определенных коррупционных моментов.

Как-то случайно он оказался каким-то родственником Наумова или Баканова. И его срочно рекомендовали на должность первого заместителя Главного следственного управления.

  • Вы говорили тогда с президентом о коррупции на высоком уровне, о Наумове?

  • Постоянно. Сколько у меня было встреч - я все время высказывался.

  • Вы говорили конкретно о Наумове?

  • Конкретно о Наумове. Одно время Чернобыльский отдел находился в моей зоне ответственности. И по какой-то случайности товарищ Наумов когда-то там работал. Я даже не знал его.

И один сотрудник СБУ попросил меня встретиться с ним. Это было перед президентскими выборами, или в начале 2019 года, или в конце 2018 года. Он представился, сказал, что у меня проблемы, ваши сотрудники беспокоят меня, помогите мне разобраться с уголовными делами.

Это производство в настоящее время находится в ГБР города Киева, оно возбуждено в отношении Наумова. Почему ему до сих пор не предъявлено обвинение в подозрении - загадка природы. Там все доказано: он, будучи госслужащим, насчитал себе 300% премии, плюс при этом хотел курировать туристов в Чернобыльской зоне.

Я сказал ему: я ничем не могу вам помочь, я сам разберусь с этим вопросом. И вот мы расстались. Может быть, он обиделся на меня, может быть, подумал, что я как-то неправильно с ним обошелся. Но я даже не обратил на это внимания. Я даже не знал, что мне придется встретиться с ним снова когда-нибудь в моей жизни.

  • Вы, наверное, не говорили президенту о чернобыльских туристах, но о каких-то более серьезных вещах?

  • Конечно, я не рассказал ему о чернобыльских туристах. Я ему сразу сказал, исходя из того, что Андрей Олегович пришел не для того, чтобы заниматься функциями, которые прописаны в законе о СБУ, он сразу пришел, чтобы четко руководить и систематизировать все коррупционные потоки в нашей стране.

  • Были ли какие-то другие факты?

  • Особо интересных фактов не было. В то время ушел печально известный генерал Демчина. Произошли изменения в руководстве службой. Иван Геннадьевич пришел на пост Демчины, он не сразу стал председателем. А Наумов стал начальником второго отдела главного "управления К"* (антикоррупционное управление - УП)*.

Я не знаю, по каким критериям он прошел эту оценку, как все наши кадры его пропустили. Человек, у которого нет опыта работы. Ладно, Иван Геннадьевич там - Бог с ним. Но как Наумов стал начальником второго отдела. Мое родное ведомство, в котором я прослужил всю свою жизнь. Служил Трепак, который задержал судью Зварича, Василий Бурба также был в то время начальником второго отдела. И еще много легендарных сотрудников.

И когда Наумова назначили начальником второго отдела, мы все плакали. Мы вообще не понимали, что произошло. Второе управление функционально занималось борьбой с коррупцией в правоохранительной системе. И Наумов возглавил это подразделение. Никто даже не думал о какой-либо борьбе с коррупцией вообще.

  • Когда вы рассказали об этом президенту, что он вам сказал?

  • Он велел Баканову уволить Наумова.

  • А потом что началось?

  • Конфликт. С Иваном Геннадьевичем все время был конфликт.

И когда поступило предложение назначить меня первым заместителем председателя, я сказал: Владимир Александрович, вы понимаете, что с Иваном Геннадьевичем не все хорошо, может быть, мне не нужно, переводите меня на какую-нибудь другую государственную должность. Нет, мы назначаем вас первым заместителем председателя.

"Я поддерживаю связь с властями. Мне много обещали - не выполнили". Как появилось дело о покушении на Наумова и почему Расюк признал себя виновным

 

Юрий Расюк

  • Следствие утверждает, что в 2020 году Нескоромный подготовил план нападения на Наумова, а затем вовлек вас в этот план. Как все было по вашей версии? Что произошло весной 2020 года? Были ли у вас в то время какие-нибудь разговоры с Нескоромным о Наумове?

  • В то время таких разговоров определенно не было. Все эти разговоры начались после того, как Олег начал приходить и предлагать некоторые из своих, скажем так, хитрых услуг.

  • Олег - это Олег Поскотинов, предполагаемый преступник, который сотрудничал со следствием?

  • Да.

  • Вы хотите сказать, что это была провокация? На что он тебя спровоцировал?

  • Конечно. Я готов повторить все это. Пусть возьмут Артемова* (Олег Поскотинов также фигурирует в деле под псевдонимом "Сергей Артемов" - УП)* и возьмут меня, возьмут независимого полиграфолога, детектор лжи и зададут вопрос: я пришел к нему с этим вопросом и просьбой или он пришел ко мне?

Сверху: Изначально следствие считало, что нападение на Наумова начали планировать в октябре 2020 года. ВпредложенииРасюк уже говорит о мае. Затем, по данным СБУ, Нескоромный встретился с Расюком и сообщил ему о своих намерениях.

  • Первая встреча Расюка с исполнителем Олегом Поскотиновым, о которой упоминается в приговоре, датирована ноябрем. Примерно через месяц Поскотинов подал заявление в СБУ. В деле также фигурирует посредник между Расюком и исполнителем, который перевел деньги, всего 5 тысяч долларов за два раза. Следствие называет точные адреса этих и других встреч. В материалах есть прослушка разговоров.*
  • А когда к вам обратился Поскотинов?

  • Это было где-то в ноябре месяце.

  • И что он сказал?

  • Что он знает, что у моего крестного конфликт, что у него есть люди, он может помочь. Вот так все и началось.

  • И что вы сделали после того, как он обратился к вам?

  • Я сразу сказал, что я не интервообще не вмешивался в это.

  • И что именно он тебе предложил?

  • Фраза была такая: "У меня есть паренек, он бьет, как лошадь копытом, давай стукнем разок и сможем спокойно идти дальше."

 

  • Ты кому-нибудь рассказывал об этом?

  • Когда я начал рассказывать ему об этом, он сказал: "та ну". Мне это особенно не нужно, у меня даже нет мотива. Вот и все. И медленно это* (Поскотинов - ВВЕРХ)* Меня засыпали звонками, встречами, пятым-десятым.

В какой-то момент возникла мысль: нам нужно хотя бы посмотреть, как это может быть. Это было от меня. Я говорю: "Послушайте, я вообще не знаю, честно говоря, мне это не нужно, я в этом, как я уже сказал, не заинтересован, но Бог знает".

Потом он приходит и говорит: "Вы сказали, я уже привел туда людей, они уже там". И давай покачаем меня. Я говорю: "Послушай, ничего не делай". Но нет: "Мы знаем, как его найти, мы можем найти то, это". Просто на "Схемах" была программа, где было показано буквально все. Я говорю: "Слушай, ну, там "схемы" отработаны, по-моему, все, где он живет, на чем ездит, куда ездит, все".

  • Но на записях, которые опубликовала СБУ, вы, среди прочего, говорите: "Здесь я покажу вам, где он живет". Или вы обращаетесь к Несрочному и говорите: "Мы откладываем операцию там/мы не откладываем". Все еще есть фразы, которые вы произносите, которые создают впечатление, что вы вовлечены в процесс и заинтересованы.

  • Я признаю, что Олег своими действиями втянул меня в игру. Они втянули меня в эту игру, и я даже представить себе не мог, что вокруг меня крутится такая серьезная история.

Тогда я говорю Олегу: "Слушай, мне ничего не нужно, все полностью забыто, закрыто". Ну что ж. Проходит день, он мне звонит: "Нет, ну это ерунда, ребята пришли, надо хоть немного денег дать".

  • Ты дал им денег?

  • Да. Я не давал ему денег, я дал деньги Свиридову.

  • Это тот, кто был посредником?

  • Да.

  • И за что они дали ему деньги?

  • У меня просто давняя история со Свиридовым, с 2015 года. И я подумал, что для того, чтобы не портить отношения, нужно отдать ему эти деньги и получить, скажем, что-то большее в процессе.

Это звучало примерно так. Я даю эти деньги не для того, чтобы кто-то кого-то убил, чтобы кто-то кого-то сломал. Я просто веду себя глупо из-за тех неприятностей, которые они мне доставили. В свое время они обычно сидели в тюрьмах, осваивали различные манипуляции, плюс, как я понимаю, консультировались с нашими. В этой ситуации я просто не мог даже представить, что со мной играют.

 

  • То есть, вот вы дали деньги на что?

  • В знак извинения за то, что я там начал, что я даже вступил с ним в разговор и, скажем так, вообще о чем-то говорил. Это все.

  • В какой-то момент вы сказали, что хотите, чтобы Наумов пролежал в больнице не менее полугода. Ты произнес эту фразу?

  • Да. Так что они сами сказали мне эту фразу 5 раз до этого. Вы понимаете, они показывают и распространяют то, что им выгодно. И никто не показывает всего этого общения.

  • А кто такой этот Олег, который был исполнителем?

  • В свое время, где-то в 2015 году, перед нами стояла задача пресечения или борьбы с контрабандой в зоне АТО. Я говорю: "Нам нужно найти кого-то с этой территории". И мой близкий друг, сотрудник "АЛЬФЫ", приводит этого Юру Свиридова* (посредник - ВВЕРХ)*.

Парень мега-осведомлен об этой стороне, имеет там свои собственные возможности, и он показал это нам и доказал это не раз. Он знает всех там, на той стороне, в "ДНР". Он вырос, родился в Донецке, там не остался, уехал отсюда.

Я думал, мы даже где-то были друзьями. Поскольку у нас тоже были совместные вечеринки по случаю дня рождения, была ситуация, когда мы всей семьей ездили за границу на машинах. То есть жены, дети вообще имели полноценное общение. И поэтому, так сказать, я не ожидал от него ничего подобного.

  • Получается, что посредник Свиридов первым связался с вами, а затем исполнитель Поскотинов?

  • Свиридов познакомил меня с ним в 2016 году, я поехал в АТО, он помог мне уладить, экономические вопросы. Я видел этого Олега четыре раза в своей жизни раньше.

А потом Олег звонит мне, а у меня даже нет его номера, я даже не понимаю, кто мне звонит. Кстати, в материалах есть этот призыв. Я спрашиваю: "Кто это?" То есть у меня даже не было записи, можете себе представить? А потом он перезвонил мне снова, потом мы встретились, и он начал выкладывать мне эту историю.

  • По данным следствия, вы перевели им деньги во второй раз, уже до того, как вас задержали.

  • Как это было. Свиридов начал мне говорить: "Слушай, там есть ребята". Я говорю: "Спасибо, мне очень жаль, скажи мне, что тебе ничего не нужно". На этом все и закончилось.

И тогда он начинает все время говорить мне, говорить мне: "Дай мне денег", я говорю: "Сколько мне нужно? - Ну, чтобы хотя бы пятерка была". Я взял еще 4 тысячи дома, пошел и отдал их. Но я отдал его Свиридову исключительно с перспективой, так сказать, не хотел портить отношения. И оказалось, что они избили меня вот так.

  • А вы не думали, что вас могут записать, прослушать?

  • Нет, я еще раз говорю: я очень доверял и доверял Свиридову.

  • Вы общались с ними после этого? У вас были какие-нибудь перекрестные допросы?

  • Нет. Меня привели в суд: "Вы переводили деньги? - Да." Свиридов сказал на суде, что я дал ему деньги, я это подтвердил. Это все. Было 15-минутное судебное заседание.

  • Как нескромно он узнал, что вы с ними общаетесь?

  • Он вообще ничего не знал.

 

  • СБУ показала записи, где вы спрашиваете не пациента, откладываем ли мы операцию.

  • Если вы найдете эти записи в материалах..

  • То есть СБУ опубликовала записи, которых нет в материалах дела?

  • Совершенно верно. Что касается Нескромных - во всяком случае, они не были даны мне в 10 томах.

  • И вообще, были ли какие-то разговоры, которые они публиковали?

  • Они были, но они были в другом ключе. Как получилось: Олег звонит вам по 10 раз в день, пытается дозвониться, я не могу понять, что за хрень у него там, извините. Я иду - чего ты хочешь? Он дает мне все это барахло.

Я говорю: "Дим* (не ускоряясь), что делать, что делать?" Я не защищаю Диму. Никогда не было прямой команды от Димы что-то конкретно делать, он не давал денег. Более того, когда меня задержали, когда меня привели к Василию Малюку (экс-первый заместитель главы СБУ - УП)*, и я сказал: "Что вы хотите, Дима денег не давал, к Диме вопросов нет". А он мне говорит: "Да, я знаю, я не слишком тороплюсь дать тебе ни копейки". Потом уже пошло: все для тебя, пиши, соглашайся, пожалуйста.

  • Но вы с Нескоромным обсуждали деньги?

  • Да. Когда они накачали меня, я сказал: "Дима, они могут сделать это там, они просверлили мой мозг. Я как-то обсуждал с ним этот вопрос там". Дима говорит: "Она не такая". Он не хотел углубляться. Он говорит: "Кто они, что это такое и сколько денег это стоит?" Но "давай сделаем это" - такого не было.

  • От АП:* * В этот момент Расюк по просьбе человека, который связал его с АП, прервал свой рассказ. Мотивация: тема перевода денег может нанести вред позиции ее защиты.*
  • Как прошло ваше общение со следствием? Что вы говорили на допросах?

  • Первое, что я сказал: я иду по статье 63 (*право хранить молчание по отношению к себе и родственникам - УП), * это провокация.

Затем они "успокоили меня", дали мне прослушать записи, которых нет в файле, и сказали: либо вы будете говорить так, либо смотрите. И я в основном сказал им, чего они хотят. Допрос был ни о чем. Им это не понравилось, и они разговаривали со мной немного по-другому.

  • Вы говорите о применении физической силы?

  • Они обещали перерезать мне горло, помочиться туда - разве этого недостаточно? Когда ты сидишь вкак правило, вокруг тебя кремовые парни в масках, и неважно, насколько ты физически силен - Джеки Чан, Чак Норрис, чемпион чемпионов, - поверь мне, там это не работает. Вот где ты можешь быть и разговаривать. И там это не работает. "В следующий раз мы поговорим, когда весь этот пол будет покрыт мешками, чтобы твоя кровь не брызнула."

 

  • От И ДО:* * Согласно медицинскому заключению, у Расюка был диагностирован ряд патологий в правом плечевом суставе и диагностировано повреждение суставной губы и мышцы, ограниченная подвижность плеча. Врач провел обследование в июле 2021 года и установил, что травма была получена Расюком за полгода до этого.*
  • Можете ли вы назвать людей, которые вас пытали?

  • Я их не видел. Вот почему я обратился в GBR, чтобы они были установлены для меня.

  • А кто отдал приказ, вы знаете?

  • Когда мой сын был со мной на свидании, он очень хорошо меня знает - и тут он видит перед собой не папу, а какую-то какашку, извините. И мой сын написал заявление о том, что на меня оказывали давление, я прошу вас разобраться в этом. А потом пришел представитель омбудсмена.

Ко мне пришел начальник СИЗО, говорит: "Чтобы они туда ходили, напишите, что у вас нет претензий". И я говорю: "Почему они не давили на меня, и почему они ничего не сделали со мной здесь? Они не отвели меня в подвал?" Он говорит: "Ну, они не мои сотрудники". Я говорю: "Кто это, чье это? "Ну, они были из 5-го управления Департамента контрразведки". Я говорю: "Хорошо, но как и кто впустил их сюда ко мне? - Это Василий Малюк отдал команду".

По крайней мере, дайте мне сыворотку правды - он сказал мне это. Может быть, конечно, он теперь пожалеет, что сказал мне это, но я это запомнил.

Понятно, я это уже запомнил, значит, я уже как ягненок ходил на цепях, подписывал все, что им было нужно. Просто чтобы поскорее убраться оттуда и забыть, как дурной сон.

  • Вы пытались как-то сообщить о пытках, написать заявление?

  • Ну? Напишешь сейчас - вечером тебя спустят в подвал.

Представитель омбудсмена, кстати, оказался очень порядочным парнем. Тебя приводят в кабинет для беседы, там видеокамера, микрофон - получается даже не приватный разговор. Ну, как ты можешь что-то говорить под видеокамерой? И он сказал мне: "Ну, чего ты хочешь?" Я сказал ему очень коротко: "Ты знаешь, я хочу спокойно лечь здесь спать и спокойно проснуться. Я ничего не хочу".

  • Как вы договорились о сделке со следствием? Когда это случилось?

  • Через 7 или 5 минут после того, как АЛЬФА доставил меня в СБУ, они отвели меня в кабинет, где находился Малюк. Он сразу же сказал мне: "Приходи, пожалуйста, бо у тебя нет выхода".

Они вырастили моих детей. Ребенок работает один на таможне несчастным инспектором, ребенок - инвалид третьей группы. Как бы то ни было, команда из СБУ - огонь.

А средний, сейчас он уже уволился в связи с ликвидацией, он был в полиции. Дети оставались дома в неоплачиваемом отпуске более двух месяцев, пока разворачивалась вся эта история.

Естественно, когда я был там, просто с закрытыми глазами подписал им все, что они хотят - они оставили детей позади, в моей семье сразу все хорошо.

 

  • Можете ли вы сказать, сколько раз вас пытали?

  • Это было два раза, но этого достаточно. Когда на меня давили, я был в таком состоянии, что не спал по ночам, потому что у меня, как у собаки, уже выработался рефлекс и слух. Они мне сразу говорят: я сделаю это для тебя, я сделаю это для тебя, мы будем ночью. Потом мне стали говорить, что привяжут меня к делу Шайтанова* (генерал-майор СБУ, задержанный за шпионаж в пользу России - УП)*. Я вообще смотрел на них как на сумасшедших. Скажу вам честно, чисто профессионально, у ребят пять с половиной баллов, они знают, как работать.

  • Вы не собираетесь обжаловать приговор?

  • Я уже подал апелляцию. Хотя по условиям соглашения со следствием я не имею права этого делать.

  • У вас есть, если это не было добровольно. Может ли это быть основой?

  • Я буду надеяться.

  • Если вас снова допросят в качестве свидетеля по делу Нескоромного, как вы будете себя вести?

  • Я скажу правду.

  • Как получилось, что вы с Нескоромным попались на эту, как вы утверждаете, провокацию? Может быть, для этого были какие-то основания, в конце концов, они говорили об этом раньше?

  • Нет, я определенно не говорила об этом с Димой. Уверяю вас, если бы они не затеяли весь этот цирк, то этого бы вообще не произошло. Дима - глубоко религиозный человек, постится, постоянно в церкви. Ну и что, ему это нужно?

 

Дмитрий Нескоромный

  • По версии следствия, весной 2020 года вы разработали план нападения на Наумова, а затем привели к нему Расюка. Какова ваша версия: говорили ли вы в то время о Наумове, обсуждали ли вы его с Расюком? Что произошло весной 2020 года?

  • Никакого заказа на убийство вообще не было, поверьте мне.

С момента моего отстранения от должности, в марте 2020 года, Иван Геннадьевич вместе с Олегом Наумовым все время пытались, искали любой способ с помощью всех моих врагов, постоянно искали возможность дискредитировать меня в глазах высшего руководства страны.

В то же время мне не разрешали работать в течение года, моя карта была заблокирована, я не выполнял никаких функций. Они пытались лишить меня доступа к секретной информации. В отношении моих подчиненных и меня были проведены внутренние расследования, которые ни к чему не привели, ничего не показали. Естественно, они пытались каким-то образом вовлечь меня в какую-то незаконную деятельность.

  • А какой в этом был смысл, если вы к тому времени уже были отстранены от должности и, как вы говорите, не собирались проводить пресс-конференции? Какова цель провокаций?

  • К сожалению, я не могу рассказать вам всего. Я искал способ вернуться на службу. По крайней мере, не к Ивану Геннадьевичу, а чтобы как-то вернуться к работе.

  • К другим телам?

  • Давайте назовем это так.

  • О каких из них ты не хочешь говорить?

  • Например, у меня было интервью с Ириной Верещук, она предложила мне должность начальника главного управления Киева и Киевской области. Я разговаривал с ней, когда она баллотировалась в мэры. Она говорит: Я бы хотела, чтобы вы помогли мне, я поговорю о вас с президентом. Был еще ряд предложений и вопросов, о которых я не могу вам рассказать.

  • Значит, провокации были направлены на то, чтобы помешать вам вернуться к властям?

  • Или к властям, или к любым властям.

  • Были ли какие-то конкретные попытки провокаций?

  • Ну, например, они пытались незаконно поместить оборудование в мою машину. А потом было предъявлено, что я незаконно использовал спецтехнику, записывал тех, кто садился в мою машину. Это все такая грязь.

  • Когда вы впервые услышали от Расюка, что кто-то говорил с ним о Наумове?

  • Честно говоря, я уже не помню многих моментов. Поймите, какая-то игра слов, какие-то разговоры - все это постоянно велось там. Миллион таких разговоров. Но я вообще не проводил никаких незаконных и незаконных действий.

Информация, которую СБУ выкинула в интернет, в ней еще нужно разобраться. Во-первых, это ненормально, если речь идет о разглашении материалов досудебного расследования - мы все равно разберемся. Но я не готов комментировать все эти моменты.

 

  • Примерно в конце 2020 года, осенью-зимой, он говорил вам, что кто-то связывался с ним, предлагая организовать атаку?

  • Нет.

  • И все эти записи, которые были опубликованы СБУ, вы установили для себя, о чем вообще были эти разговоры?

  • Нет, я его не устанавливал, не было возможности. Половина из них вырвана из контекста. Я понимаю, как все это делается. Трудно что-то доказать кому-то на расстоянии.

  • Говорит Расюкчто они связались с ним, якобы пытались устроить провокацию, а он потом говорил с вами об этом.

  • Всегда были какие-то дискуссии о незаконной деятельности Наумова. Поскольку они писали о Наумове в интернете, мы постоянно что-то спрашивали и обсуждали.

То, что какие-то элементы вышли на Юрия Ивановича - вы понимаете, там столько всего происходило, что я даже не придал этому значения. Я даже не могу сказать, может быть, были какие-то моменты, но я даже не могу вспомнить.

Но такое, что именно он сказал мне, что есть люди, которые готовы реализовать. Слава Богу, я знаком с уголовным кодексом, прекрасно понимаю, где и какие разговоры, кто и как ведет. Так что я даже не стал в них вникать.

О Наумове - о чем говорить, если это было бесполезно. Он высокопоставленный близкий друг Ивана Геннадьевича, его репутация непоколебима, его мнение непоколебимо. От того, что я буду с кем-то разговаривать или обсуждать, или слушать, что кто-то там говорит Юрию Ивановичу - что это даст, не будет никакого толку.

 

  • На записях, опубликованных СБУ, есть моменты, когда вы говорите о деньгах. И есть несколько эпизодов, когда Расюк спрашивает вас "что мы делаем с операцией", а вы отвечаете "мы откладываем" или "мы не откладываем". Что они имели в виду?

  • Чтобы не вникать в эти подробности, не вдаваться в подробности, я могу сказать одно: все это неправда.

  • В том смысле, что эти разговоры обрезаны, или в том смысле, что этих разговоров не было?

  • Снято. Определенно, это вырвано из контекста, некоторые части разговоров вырваны. Все это нужно проверить, разобраться. Пока, на сегодняшний день, у меня нет такой возможности.

  • То есть о каких деньгах шла речь и какие операции, вы не можете объяснить?

  • Нет, конечно, нет.

  • Вы когда-нибудь слушали записи, которые опубликовала СБУ?

  • Нет, я не подслушивал.

  • Разве тебе не интересно?

  • Нет.

  • Среди других записей были ваши разговоры, которые, как я понимаю, они пытались представить, что вы разговариваете с русскими. Там была речь о новогоднем поздравлении Владимира Путина и о Московской церкви. Можете ли вы объяснить их? Есть ли у Вас какие-либо симпатии к российскому президенту и Русской Церкви?

  • Если Иван Геннадьевич и Андрей Олегович покажут хотя бы одну связь с российским номером, я завтра выйду в прямой эфир и признаюсь, что я сепаратист. Я не разговаривал с русскими. А все остальное - игра слов и юмора.

С точки зрения моей религии, я верующий, я хожу в храм, в УПЦ. Это что-нибудь меняет?

  • Вы там сказали, что Владимир Владимирович красивый мужчина. Это был юмор?

  • Конечно. Вы можете себе представить, сколько всего мы все говорим - значит, мы все сепаратисты? Это было вырвано из контекста разговора. Это было перед Новым годом, я обсуждала это со своим мужчиной. Это был исключительно юмор.

Об этом даже стыдно говорить. Все меня знают, и они знают, что я не предавал, не предаю и не предам. Пусть все разговоры покажут. "Красавчик Путин" - почему бы им не показать, с кем был разговор, о чем был разговор, как велся разговор.

  • Можете ли вы сказать в общих чертах?

  • Я не могу. Что случилось - они уже обвинили меня в государственной измене и разглашении государственной тайны. Ты думаешь, я могу тебе все рассказать?

  • В общих чертах?

  • Ну, я же говорил тебе, что это юмор.

  • Там еще было о патриархе Варфоломее. Цитата: "Варфоломей безумен, он что-то там сказал. Он лишил нас какого-то статуса".

  • Я верующий. То, что я высказал какое-то мнение о Варфоломее - ну, это не предательство. Вера - это для каждого лично?

Я не сторонник некоторых возникающих ситуаций. Но это мое личное мнение. Я не предавал свою родину. Я не сделал ничего плохого Бартоломью. Или, может быть, я тоже заказал Варфоломея?

Поэтому это частный разговор, ни к чему не ведущий. Все, что там обсуждалось "привет" Путину - все это было с шутками, с приколами, с юмором. Но это не относится к российским гражданам.

  • О Наумове. Как вы называете всю историю с покушением на убийство? Что это было?

  • Провокация. Я понимал, что события разворачиваются против меня. Я не прятался, я не защищал машину, у меня даже не было сигнализации на машине. Я понял: пусть ставят все, что хотят, оборудование, законное, незаконное.

Второй момент. В первые дни января 2021 года мои сотрудники, мои подчиненные вышли на меня, вымогали у меня деньги, чтобы они предоставили мне информацию о том, что против меня готовятся провокации, через моего близкого друга, что я заказал какое-то убийство.

Это были активные сотрудники внутренней безопасности. Я работаю с адвокатами над вопросом возбуждения уголовного дела.

  • Вы тогда принимали какие-то меры, обращались куда-нибудь?

  • Сотрудникам, которые пришли ко мне в качестве посредников, я сказал: идите пишите отчет. Дальнейшая судьба неизвестна. Я готов разобраться со всеми этими вопросами, дать показания. Но есть одна проблема - это пребывание в местах лишения свободы, в изоляторе СБУ. Это одна из проблем.

  • Вы боитесь быть там из-за угрозы вашей жизни?

  • Я боюсь, что они просто убьют меня. Я являюсь носителем такой информации, которая для Ивана Геннадьевича и Андрея Олеговича будет не очень корректной. Плюс ко всему, после того, как Юрий Расюк написал заявление в ДБР о пытках, в принципе, я ничему не удивляюсь.

Сегодня это не просто противоречит всем правовым законам. Пострадавшей стороной является Наумов, начальник службы внутренней безопасности, который имеет влияние на всех сотрудников СБУ. Это влияет на их назначение, их отстранение, их дальнейшую карьерную судьбу, миллион вопросов.

Следователи, которые сегодня расследуют это преступление, половину из них я привлек к административной ответственности, отстранил от занимаемых должностей.

  • Вы говорите о конфликте интересов в расследовании?

  • Конечно. Очевидно, что этим должно заниматься Государственное бюро расследований. Даже сегодня Шевченковский суд в очередной раз обязал прокуратуру передать дело в ГБР.

Пожалуйста, я готов приехать в ГБР, дать любые объяснения, ответить на любые вопросы, пройти все детекторы лжи. Сделайте это достоянием общественности. Все, что ты захочешь.

  • То есть, если это другой следственный орган, а не СБУ, вы готовы прийти на допрос?

  • Конечно.

  • Вы пытались связаться с президентом или Администрацией президента после всей этой истории?

  • Я не могу рассказать вам всего, но я поддерживаю связь с властями. Мне многое было обещано. Эти обещания не были выполнены.

  • С силой - вы можете сказать, с кем?

  • Скажем, с канцелярией президента.

  • И пообещал в обмен на что-то?

  • Нет, не в обмен на что-то. Обещано законом. Все они понимали, что это провокация, все выдумано. Пока Иван Геннадьевич не бил Расюка руками и ногами, не проверял, не получал никаких показаний. Но это всего лишь слова.

  • Вы все еще поддерживаете связь с кем-то из властей сейчас?

  • Да, я поддерживаю это. Но это еще одно собеседование, не торопитесь.

  • На какой финал вы рассчитываете?

  • Победа. Я защищаюсь и уверен, что меня обязательно оправдают. И я буду продолжать защищать свою честь и достоинство и свою семью. Я не предавал страну. И они все это знают. И Баканов, и Наумов знают, что я не предатель.

  • Соня Лукашова, ВВЕРХ*

федеральная служба безопасности

Федеральный орган исполнительной власти Российской Федерации, спецслужба, осуществляющая, в пределах своих полномочий, решение задач по обеспечению безопасности Российской Федерации. Является основным правопреемником КГБ СССР

украина

Государство в Восточной и частично Центральной Европе

министерство внутренней безопасности

Один из исполнительных департаментов правительства США.

служба безопасности украины

Правоохранительный орган специального назначения, обеспечивающий государственную безопасность Украины. Подчинена Президенту Украины

служба

Система штатных органов управления и воинских формирований, выполняющая функции обеспечения и обслуживания войск в соответствии со своей специализацией.

президентство владимира

нескоромный дмитрий

зеленский владимир

президентство владимира зеленского

украинская правда

за новый социализм

telegram

назаренко александр

ермак андрей

брюссель

альф

национальный антитеррористический комитет

луганск

наливайченко валентин

аннабелла морина

гордон дмитрий

владимир александрович

дубилет дмитрий

офис президента украины

ил-76

грицак василий

партия регионов

павлов арсен

баканов иван

амин иди

наумовы

главное военное следственное управление

бондаренко станислав

чернобыльская аэс

альфа

свиридова алёна

донецкая народная республика

донецк

чан джеки

норрис чак

следственный изолятор

россия

верещук ирина

киевская область

путин владимир

пелевин виктор

украинская православная церковь

вдовиченков владимир

государственное бюро расследований

страна.ua

подоляк михаил